Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Картажье. Моллари убеждает императора, что если тот поступит именно так, его имя будут помнить очень долго даже после падения Примы Центавра. Советники императора обеспокоены возможными опасностями пребывания на Нарне, Лондо заявляет, что богу не следует бояться. После недолгого раздумья Картажье соглашается с планом Лондо.
К а р т а ж ь е: Ты говоришь дело, Моллари. Я снова твой должник.
Моллари сообщает императору, что он сам полетит с ним, чтобы лично покончить с Г'Каром.

Эпилог: двадцать лет
Вавилон 5
Огромный флот окружает Вавилон 5. В командной рубке Гарибальди и Иванова говорят о небывалом количестве кораблей. А корабли все прибывают. Это самый гигантский флот в истории. Гарибальди спрашивает, что будет, если они победят, ведь возвращаться им после этого все равно некуда. А если проиграют, это будет конец.
И в а н о в а: Боже, а я считала, что провоцирую депрессию у людей!
Иванова выходит из рубки, оставляя Гарибальди в раздумьях.

Комната Шеридана
Лориен и Шеридан сидят в комнате Шеридана, входит Деленн. Лориен рассказывает ей, что Шеридан погиб на За'ха'думе.
Л о р и е н: Он был смертельно ранен на За'ха'думе. Он умирал. Он умер. Я сделал все возможное, чтобы помочь ему, но я не могу создавать жизнь — на такое способна лишь Вселенная. Я могу продлить, усилить — в этом нет магии, ничего волшебного, лишь приложение энергии, исцеление и восстановление клеток.
Франклин провел полное сканирование, которое подтвердило, что в нервной системе Шеридана содержится биохимическая энергия, которая поддерживает его.
Л о р и е н: Я сделал все, что мог. Я отдал ему порцию жизни, но лишь только порцию.
Д е л е н н: Но на сколько ее хватит?
Л о р и е н: По человеческим меркам, исключая болезни и травмы, двадцать лет, быть может. Но не больше.
Д е л е н н: Двадцать
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY