Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


силы должны быть восстановлены.
Лориен кладет руку на спину Шеридану. Она начинает светиться. Деленн поражена.
Д е л е н н: Именно так вы спасли его на За'ха'думе?
Л о р и е н: Я отдал ему часть себя, чтобы восстановить его. На какое–то время.
Д е л е н н: На сколько?
Л о р и е н: Достаточно долго.
Шеридан шевелится. Деленн обнимает его и прижимает его голову к себе.

Прима Центавра, тронная зала
Лондо в нетерпении ожидает императора. Входит Картажье в сопровождении гвардейцев. Он откровенно недоволен.
К а р т а ж ь е (садясь на трон): Я не привык к таким срочным вызовам. Надеюсь, у тебя были веские причины?
Лондо говорит ему, что обожествление императора является настолько знаменательным событием, что другие должны увидеть его величие.
К а р т а ж ь е: Что нам до того, что думают о нас другие?
Л о н д о: Когда ворлонцы уничтожат Приму Центавра, которая будет лишь счастлива от этого — ваше величество тут совершенно правы — кому останется возносить вам молитвы, кто будет знать вас во всем вашем величии?
Картажье в задумчивости встает с трона.
Л о н д о: Бог — это бог, но если никто не знает его имени, не приходит в его храмы, не поет ему гимны... Как только вы вознесетесь, кто будет помнить живого бога Картажье?
К а р т а ж ь е: Твои доводы приводят меня в смятение.
Л о н д о: Как и меня, ваше величество.
Картажье подходит к Лондо.
К а р т а ж ь е: И что ты предлагаешь? Чтобы ты покинул Приму Центавра до прибытия ворлонцев и мог потом на чужбине хранить память обо мне?
Л о н д о: Нет, нет, нет. (смеется) Конечно же, нет. Чувство юмора вашего величества, как всегда, совершенно неподражаемо. Нет, мое место рядом с вами.
По мнению Лондо, если суд над Г'Каром и его казнь будут проведены не на Приме Центавра, а на Нарне, то целая планета сможет увидеть величие
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY