Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!



К а р т а ж ь е: Мы сегодня уже обсуждали сложившееся положение, и этот предложил... Нет, вот этот. (Картажье указывает на голову рядом с Лондо) Министр Дюгари, ты его помнишь?
Император снимает с руки белую перчатку и смахивает пыль с головы.
К а р т а ж ь е: Все время кашлял — такое неудобство. Но мы его вылечили.
Лондо подносит платок ко рту.
К а р т а ж ь е (продолжая свою мысль): ...Предложил изумительное решение. Мы не станем посылать наши корабли сражаться с ворлонцами — ни единого.
Лондо настолько рад слышать это, что забывает о том, где он находится. Он говорит, что император принял верное решение. Картажье доволен и угощает его какими–то сладостями. Лондо отказывается — ему опять становится нехорошо. И тут Картажье объявляет, что он не собирается удалять корабли Теней с Примы Центавра. Его устраивает то, что центавриане погибнут, в то время как он достигнет положения живого божества.
К а р т а ж ь е: Ты и я, Моллари... Мы превратим Приму Центавра в погребальный костер, чтобы отметить мое обожествление. Пламя нашего мира осветит мой путь. (Лондо вновь подносит ко рту платок). Ты понимаешь это, не правда ли? Если я стану богом, то как же мой мир сможет существовать без меня? Я не могу просто бросить его, это было бы жестоко. А любой, кто последует за мной, окажется низшим. Лучше избавить их от столь тяжкой участи. Я унесу их в своей душе. Не надо посылать корабли. Пусть все горит, Моллари. Пусть все закончится в огне.

Действие второе: устранить ворлонца
Вавилон 5, Медотсек
Франклин осматривает Гарибальди.
Ф р а н к л и н: Кашляни. Глубоко вдохни... выдохни. Покрякай. (Гарибальди недоуменно оборачивается) Извини, медицинский юмор.
Особенно тщательно он проверяет шею — именно там Тени произвели бы имплантацию, если бы тот был помещен в один из их кораблей.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY