Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


обезумели и нападают на любой мир, любую базу, находившиеся под влиянием моих партнеров.
Лондо в ужасе.
Л о н д о: Это правда, ваше величество? Я ничего не слышал...
К а р т а ж ь е: Да, об этом болтают... Зачем кому–то еще об этом знать?
М о р д е н: После окончания последней войны мои партнеры спрятали многие корабли на отдаленных мирах. Ворлонцы хотят удостовериться, что это не случится вновь.
Л о н д о: Здесь более сотни этих кораблей. Полагаю, теперь они улетят.
М о р д е н: Боюсь, что нет.
Л о н д о: Ворлонцы...
М о р д е н: Никогда не нападут на Приму Центавра. Небольшие колонии, далекие планеты — да, несомненно. Но уничтожить столь большую планету — нет. У них не хватит решимости.
Л о н д о: Возможно. Но мы не можем игнорировать вероятность обратного. Корабли должны улететь...
Однако Картажье качает головой.
М о р д е н (резко): Корабли останутся. Как наш представитель здесь, вы подготовите круговую оборону Примы Центавра вашими кораблями. Ворлонцы не хотят многочисленных невинных жертв. Если они увидят, что мы готовы к обороне, они просто уйдут.
Л о н д о (растерянно): Ваше величество!
К а р т а ж ь е: Делай, как он говорит, Моллари. Мы должны быть учтивы с гостями.
Морден прощается и растворяется во мраке. Лондо вне себя от мысли, что Картажье отправит центаврианский флот защищать корабли Теней, но император говорит, что не собирается делать этого.

Покои Картажье
Картажье нравится его советник — настолько нравится, что он приводит Лондо в свою особую комнату, где находятся отрубленные головы его бывших врагов.
К а р т а ж ь е: Я называю их моим теневым кабинетом. Думаю, ты сможешь оценить иронию. Несомненно, они оценили бы...
Подчинясь приказу императора, Лондо садится. Его голова оказывается на одном уровне с головой одного из казненных министров.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY