Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


время покажет
За'ха'дум
Лориен следует за Шериданом по лабиринту пещер. Он по–прежнему настаивает на том, что капитан мертв. Шеридан отказывается верить в это. Лориен спрашивает его, каково его последнее воспоминание. Последнее, что помнит капитан, — как он падал, бесконечное падение...
Л о р и е н: Ничто не длится вечно — все мы падаем на дно рано или поздно. Есть две возможности — либо ты падал и долетел до дна, либо ты все еще падаешь, и все это — лишь сон. Если только ты не застыл посередине, между мгновений.
При рождении нам дается конечное число секунд. Каждый „тик” часов отнимает от нас маленький кусочек. „Тик” — возможность радости исчезла. „Так” — неосторожное слово завершает один путь и открывает другой. „Тик–так. Тик–так.” Время постоянно иссякает. Твое же почти закончилось. Ты между секундами — потерянный среди бесконечных возможностей между „тик” и „так”. „Тик” — ты жив. „Так” — ... что ж, это была неплохая жизнь, но довольно короткая. „Тик–так. Тик–так.”
Шеридан выходит из себя. Он хватает Лориена и припирает его к стене пещеры.
Ш е р и д а н: Откуда мне знать, что ты не стоишь за всем этим? Что ты замышляешь? Кто ты?
Внезапно Шеридан снова видит сияние, которое задает ему вопрос: „Кто ты? Что ты хочешь?”. Он вновь оказывает в пещере и закрывает глаза, словно стараясь отвести взгляд от ослепительного света.
Л о р и е н: Теперь ты ближе, не так ли? Да, я вижу, что ближе. Но ближе к „тик” или ближе к „так”? Я не знаю. Лишь время покажет. А здесь, меж мгновений, время для нас не ограничено.

На некой планете
Г'Кар заходит в таверну, заполненную посетителями, где играет громкая рок–музыка. Он осматривается, подходит к одному из столиков, за которым сидит какой–то оборванец. Г'Кару сказали, что этот человек может помочь выяснить подробности об обломке
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY