Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


абсолютно черные.
Д е л е н н: С тобой все в порядке?
Л и т а (с усилием): Скорее... я... чувствую их...
Нет никаких следов капитана. Деленн берет Литу за руку и говорит с Джоном, умоляя его ответить. На экране проплывает поверхность За'ха'дума.
Д е л е н н: Джон, мы здесь. Ты слышишь нас? Джон, ты слышишь нас? Мы пришли, чтобы забрать тебя домой. Скажи хоть слово, и мы услышим его. Подумай обо мне, и мы почувствуем это. Мы найдем тебя. Джон... Ты там? Ты слышишь меня?
Л и т а (резко): Они услышали нас. Они знают, что мы здесь. Око разыскивает нас.
И в а н о в а (подходя поближе): Я знаю это ощущение... Я уже была здесь прежде...
Перед „Белой звездой” появляется изображение мерцающих глаз, которое Иванова видела в Великой Машине („лицо” Теней). Оно как бы телепатически обращается к каждому.
И в а н о в а: Вы слышали это? Оно знает наши имена.
Все они находятся в состоянии транса. Иванова приказывает Ленньеру опуститься на планету. Неожиданно „Белая звезда” разворачивается, открывает точку перехода и уходит в гиперпространство.
Иванова приходит в себя и спрашивает, что случилось. Ленньер объясняет, что на случай неприятностей он запрограммировал „Белую звезду” так, что если корабль не получает каждые две минуты определенного сигнала, он должен открыть точку перехода и вернуться на Вавилон 5. Иванова и Деленн говорят, что каждая слышала голос своего отца.
Ленньер подводит итог — он не получил никакого сигнала от Шеридана, Лита тоже ничего не почувствовала. В отчаянии Деленн уходит с мостика.

За'ха'дум
Одинокая фигура в тряпье с накинутым на голову капюшоном бредет по пещере. На земле видна золотая полоска с кителя Шеридана...

Эпилог: „Кто ты?”
Прима Центавра
Вир прилетает на Приму Центавра. Лондо рассказывает ему, что император безумен, и что он
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY