Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


но если он жив, я найду его и верну обратно.

Прима Центавра, императорский дворец

К Лондо приходит министр и сообщает ему, что Картажье хочет его видеть. В песчаном саду придворные ожидают прибытия их новых гостей. Именно эту сцену видел Лондо в своем сне — как миллионы кораблей Теней пролетают на его миром...

Действие третье: император сходит с ума
Лондо в ярости требует объяснения от императора его союза с Тенями. Император считает это решение стратегически мудрым, и что еще более важно, Тени помогут ему возвыситься до уровня божества, — как императоры древних времен.
К а р т а ж ь е: Прочти старинные книги, Моллари. Они говорят о древних богах, они говорят о них. Могущество, превосходящее любые описания...
Л о н д о: Если их могущество столь велико, зачем же им нужно прятаться за нами? Они используют нас в качестве щита. Когда начнется война, вначале погибнем мы!
К а р т а ж ь е: Кто–то всегда должен жертвовать собой во имя высшего блага.
Л о н д о: Какого блага?
К а р та ж ь е: Моего, разумеется!
Однако Картажье не тревожит судьба центавриан.
К а р т а ж ь е: Что такое несколько миллионов жизней по сравнению с величием живого бога!
Совершенно потрясенный Лондо уходит.
В коридоре он встречает министра и говорит ему, что Картажье сошел с ума. Министр предостерегает Моллари — те, кто говорил об этом во всеуслышание, уже исчезли. Ходят слухи, что Картажье выставил их головы на своем столе и разговаривает с ними по ночам.

Вавилон 5, апартаменты Коша
Кош возвращается в свой костюм из Литы. Лита выглядит так, словно этот процесс причиняет ей боль и неудобство.
Л и т а: Нужно ли, чтобы я перенесла вас куда–нибудь еще?
К о ш: Нет. Иди.
Л и т а: Когда я носила Коша, у меня были несколько иные ощущения, сейчас все как–то мрачнее. Все ли в порядке?
К
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY