Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


о н д о: А мне вас, ваше величество. Готов поклясться, вы совсем не изменили с тех пор, как я видел вас.
К а р т а ж ь е: О, ты, конечно же, слишком великодушен. Что ты думаешь об этом?
Картажье вновь поворачивается к зеркалу. Лондо не знает, что сказать.
Л о н д о: Они... ммм... несколько коротковаты, ваше величество. Короче, чем приличествует особе вашего положения.
Однако Картажье придерживается иного мнения — короткие волосы позволяют ему покидать дворец и бывать в таких местах, где вельможи могут нарваться на скандал. Картажье ввел при дворе новую моду, и придворные не осмеливаются возражать.
К а р т а ж ь е: Полагаю, есть те, кто мог бы возразить, но они молчат, потому что император всегда... прав. Не так ли, Моллари?
Л о н д о: Такова наша традиция.
Картажье объясняет Лондо, почему он выбрал именно его на должность советника по планетарной безопасности. Во–первых, Моллари умеет ладить с инопланетянами, а это очень важное качество, потому что Прима Центавра стала провинциальной, придворные не видят всей перспективы, как выразился „один очаровательный землянин”. А во–вторых, за Лондо просили, и он очень скоро узнает, кто именно.

Вавилон 5
Вир говорит Ивановой, что ему известно (через связи Лондо с Тенями) о случившемся с Шериданом. Он рассказывает ей о взрыве и о том, что в мгновение перед ним видели, как капитан падает в бездну. Так что Шеридан мертв...

Прима Центавра
Лондо заходит в свои апартаменты. В темноте комнаты сидит Морден. На нем плащ с капюшоном, и выглядит он так, словно взрыв на За'ха'думе существенно задел его. Вся кожа в струпьях, да и в целом он производит более чем неприятное впечатление.
М о р д е н: Привет, Моллари.
Л о н д о: Мистер... Морден?
М о р д е н: Во плоти. Той, что осталась. Садитесь, нам надо многое обсудить.

Действие
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY