Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


если полетит на За'ха'дум;
Г'Кар показывает Ивановой термоядерные бомбы;
Шеридан просит Гарибальди запрограммировать „Белую Звезду” и перенести на нее две бомбы;
Г'Кар сообщает Ивановой об их пропаже;
Шеридан у парапета;
послание Шеридана Деленн;
капитан отдает команду „Белой Звезде”;
корабли Теней, окружившие Вавилон 5;
Шеридан говорит Деленн, что любит ее;
Гарибальди видит надвигающийся корабль Теней;
Шеридан прыгает в пропасть и город Теней взрывается ...

Пролог: семь дней
За кадром раздается голос Г'Кара.
Г' К а р: Уже семь дней, как мы лишились капитана Шеридана и мистера Гарибальди. И, мне кажется, мы также потеряли и Иванову.
Иванова идет по коридору, словно зомби, не замечая никого вокруг себя.
Г' К а р: Такое впечатление, словно ее сердце пронзило насквозь и душа вылилась через эту рану. Она винит себя. Это глупо, бессмысленно и... по–человечески.
Центаврианские корабли прибывают на Приму Центавра. Лондо проводят в его новые апартаменты, но он не выглядит счастливым.
Г' К а р: Посол Моллари вернулся на Приму Центавра, чтобы приступить к исполнению обязанностей Советника по планетарной безопасности. Думаю, он счастлив занять этот пост, ведь это именно то, чего он всегда хотел... — власть, титул, ответственность. Но мне кажется, во всей вселенной нет никого, кто был бы более одинок, чем он.

Деленн сидит перед свечой. Ленньер ставит перед ней тарелку с едой, но она даже не смотрит на нее.
Г' К а р: Деленн отказывается принимать пищу в течение семи дней ... постясь, молясь и ожидая. Деленн верит. Я думаю, она единственная, кто еще не отказался от надежды.
Г'Кар сидит за столом и пишет.
Г' К а р: Тени приостановили развертывание военных действий, и повсюду царит ощущение неизбежных перемен. Никто не знает, изменится ли ситуация
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY