Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!



К капитану приближается Анна с двумя Тенями. Она протягивает руку...
Шеридан с трудом (поврежденная нога) вскарабкивается на парапет и прыгает в бездну. Кажется, что он очень медленно летит вниз.
Анна смотрит на него, затем поднимает глаза... Она испускает жуткий вопль, „Белая звезда” пробивает купол и все исчезает во вспышке гиганского взрыва...

В космосе
Корабли Теней вокруг Вавилона 5 исчезают столь же неожиданно и быстро, как и появились. Гарибальди с недоумением смотрит на черный силуэт, надвигающийся на его „Фурию”...
Г а р и б а л ь д и: Что за черт?!?

Вавилон 5, командная рубка
К о р в и н: Они уходят. Не понимаю! Что случилось?
Г' К а р: Они не ушли бы, разве что только мы больше не представляем угрозы для них.
Иванова осознает, что что–то случилось с Шериданом.
И в а н о в а (потрясенная, в слезах): О боже! Его больше нет.

Эпилог: переходы
Деленн и Ленньер молятся при свечах, а за экраном раздается голос Г'Кара.
Г о л о с   Г' К а ра: Приближался конец земного года две тысячи двести шестидесятого. Так,... внезапно и неожиданно... война замерла... Повсюду вокруг нас вселенная словно затаила дыхание,... ожидая...
На экране проплывают кабинет Шеридана, его медали, фотография Анны...
Г о л о с   Г' К а р а: Вся жизнь состоит из переходных мгновений и мгновений откровения. Неужели сейчас мы переживаем и то, и другое?

Корвин докладывает Ивановой.
К о р в и н: Коммандер?
И в а н о в а: Что о капитане? Вообще ничего?
К о р в и н: Мы все испробовали. „Белая звезда” не отвечает. Скорее всего, она уничтожена. И еще одно. Мы проверили истребители. Один из них не вернулся.
И в а н о в а: Кто был пилотом?
К о р в и н (многозначительно): Мистер Гарибальди...

Г о л о с   Г' К а р а: Г'Кван писал: „Есть Тьма страшнее той, с которой
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY