Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!



Ш е р и д а н (медленно): Ты отказала бы мне в праве сделать этот выбор самому... Как ты можешь говорить это и надеяться, что я поверю тебе снова?
Он встает, собираясь уходить. На полпути к двери его останавливает голос Деленн.
Д е л е н н: Джон, я действительно люблю тебя. Если ты не веришь всему остальному, что я говорю, то умоляю, верь хоть этому...
Шеридан уходит, Деленн остается одна.

„Зокало”
Лондо сидит в баре с Виром, он уже изрядно выпил. Он рассказывает Виру о своем новом назначении — советник императора по вопросам планетарной безопасности. Однако он совсем не рад — это должно было случиться лет двадцать тому назад, когда он оценил бы это по достоинству. Теперь, говорит Лондо, за этим назначением скрывается заговор против него, это лишь новый способ держать его под контролем, а, возможно, и убить.
Л о н д о: Мне дали эту должность вовсе не потому, что я заслужил ее. Я думаю, они просто боятся меня. С помощью нашего друга мистера Мордена мне удалось получить большое влияние, деньги и власть, так что они считают, что я начну действовать против Картажье.
В и р: Но быть может, они наградили вас?
Л о н д о: Это не награда, а способ держать меня в узде. Они хотят заставить меня разрываться между станцией и Примой Центавра. Они мне намекают, что будут очень внимательно наблюдать за мной, и если я сделаю что–нибудь подозрительное, то ты найдешь меня утром с перерезанным горлом... от уха до уха.
Вир ему не верит, но непроизвольно морщится.
К ним подходит незнакомец и сообщает Лондо, что у него есть послание от его „союзников”.
Н е з н а к о м е ц: Вы должны немедленно покинуть станцию.
Л о н д о: И почему это я должен улететь? Мне очень удобно там, где я нахожусь.
Н е з н а к о м е ц: Я сказал вам все, что мог. Если вы не улетите, за последствия
Следующая 






Supported By US NAVY