Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


на „Белую звезду”, а я отправлю ее.
М а р к у с: Энтил'за, вы всегда говорили, что полуправда хуже, нежели ложь. Я разочарован.
С и н к л е р: Не пойму, о чем ты.
М а р к у с: Ты так подгонял нас, что не было времени подумать, но система не автоматическая. Кто–то должен отвести ее в глубокое прошлое. Билет будет только туда, обратного пути нет. Кто бы не полетел, он не вернется назад.
Ш е р и д а н: Это правда?
Синклер молча кивает.
М а р к у с: Ладно, я полечу.
С и н к л е р: Маркус, ее поведу я. Ибо я всегда делал и всегда буду делать это. Это уже произошло.
И в а н о в а: Ты не знаешь этого.
С и н к л е р: Нет, знаю. Вы спрашивали, почему я здесь. Перед отлетом с Минбара мне дали письмо девятивековой давности (передает письмо Шеридану).
Ш е р и д а н: Чей это почерк?
С и н к л е р: Мой. Это я написал его девятьсот лет тому назад. Это я полетел. Это просто, не так ли?
Д е л е н н: Это правда. Я тоже получила письмо.
И в а н о в а: Нет, я не согласна!
С и н к л е р: Если я вернусь, эффект постарения раздавит меня. Не лучше ли выбрать жизнь?
И в а н о в а: К черту, Джефф!
С и н к л е р: Сьюзан, все в порядке. Вся моя жизнь вела к этому. (после паузы) Ты и Маркус, вы не могли бы оставить нас наедине? Нам надо кое–что обсудить.
Иванова и Маркус уходят.
С и н к л е р: Затрас, одного не могу понять. Ты сказал, что последовал за Единственным, и указал на...
З а т р а с: Это была Деленн. Затрас знал. Затрас, старейший хранитель Великой Машины. Уже сто десять лет. Затрас изучил Машину. Затрас знает такое, что и Драал еще не знает. Затрас знает тебя (смотрит на Синклера), и тебя (на Деленн) и тебя (на Шеридана).
Весь Минбар верит в цифру три. Три Касты — мастер, воин и жрец. Три языка — светлый, темный и серый. Девятеро в Сером Совете — трижды три. Всегда три.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY