Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


Шеридан. Он роняет вторую половинку стабилизатора, пытается до нее дотянутся и исчезает. Затрас внимательно наблюдает за происходящим.

Вавилон 4, один из коридоров
Синклер и Деленн стоят в коридоре, наблюдая за рабочими.
С и н к л е р: Прекрасно. Сперва надо расчистить место. (в переговорное устройство) Группа–1 — группе–2, вы готовы?
И в а н о в а (по связи): Готовы. Ждите. Посмотрим, как она действует.
Деленн неожиданно бледнеет.
С и н к л е р: Что с вами?
Д е л е н н: Странное чувство... Словно кто–то прошел по моей могиле...

Прима Центавра, подземелье, 2278 год
Шеридан лежит на полу. Он с трудом поднимается. Открывается дверь, гвардейцы вводят кого–то и уходят.
Ш е р и д а н: Кто... Кто здесь?
Д е л е н н: Джон...
Деленн, услышав слова Шеридана, подбегает и обнимает его.
Ш е р и д а н: Деленн, зачем ты здесь?
Д е л е н н: Я им ничего не сказала. Они хотели заставить... Они не в силах ничего сделать. Поэтому нам дали провести вместе последний миг перед тем, как... Все в порядке, Джон. Я давно выбрала свой путь. Они бессильны повредить мне. Я не боюсь — с тобой не боюсь. Наш сын в безопасности...
Ш е р и д а н (растерянно): Сын?!
Д е л е н н: Это главное, Джон. Я люблю тебя!
Она целует его.

Вавилон 4, один из коридоров
Иванова замыкает контакты на панели управления. Раздается сигнал сирены.
И в а н о в а: Сработало! Пошли!
К о м п ь ю т е р: Пробоина в корпусе! Пробоина в корпусе! Немедленно покинуть отсек. Задраиваю люки...
Рабочие быстро убегают из отсека.
И в а н о в а: Гермолюки задраены. Можем хозяйничать, пока их не прожгут. У нас есть час.
С и н к л е р: Хватит. Где приборы?

Прима Центавра, подземелье, 2278 год
Ш е р и д а н: Послушай, Деленн. Звучит дико, но я не должен быть здесь. На самом деле я не здесь. Помню только, что
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY