Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


умереть!

Эпилог: преступление по небрежности
„Белая звезда”
М а р к у с: Сканеры Вавилона 4 не функционируют.
И в а н о в а: Найдем стабильное место и проникнем внутрь.
С и н к л е р: Согласен, идем на сближение.
Д е л е н н (говорит тихо, сзади стоит Синклер): Я этого не учла. Никак не ожидала. Мы даже не знаем, в какое время попал Шеридан...
С и н к л е р: С ним все будет в порядке. (по–минбарски) Я знаю, что нас ждет.
Деленн, потрясенная, оборачивается.
С и н к л е р (по–минбарски): Как вы себя чувствуете?
Д е л е н н (по минбарски): Плохо. Извините.
С и н к л е р (по минбарски): Не надо так.
С и н к л е р: Всю жизнь меня мучили сомнения — кто я такой, где моя родина... А теперь я подобен стреле, выпущенной из лука, — ни колебаний, ни сомнений, цель ясна, путь открыт.
Улыбаясь, Синклер садится в кресло капитана. Маркус внимательно смотрит на него.

Прима Центавра, императорский дворец, тронная зала, в будущем
Ш е р и д а н: Лондо? Как я здесь оказался? И что вы...
Л о н д о: Я делаю то, что должны были сделать другие, — наказываю вас за мои несчастья, наказываю вас за преступления...
Ш е р и д а н: Какие преступления?! Я не понимаю...
Гвардейцы бьют его.
Л о н д о: Преступление как пренебрежение, преступление как эгоизм. Во время своей маленькой войны вы прогнали Теней, верно, но вы не подумали о том, чтобы прибрать за собой. А если некоторые из их прислужников, этих слуг зла появятся на Приме Центавра, что ж тут плохого? Хотите полюбоваться? Хотите?!
Шеридана подводят к окну, и он видит горящие развалины огромного города.
Л о н д о: Вот наследие вашей „справедливой войны”!

Вавилон 4
„Белая звезда” опускается на Вавилон 4. В корпусе станции прорезается отверстие, через которое экипаж попадает внутрь.
С и н к л е р: Анализ?
И в а н о в
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY