Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


кораблей, так что теперь он требует ввести его в новый союз, который создал Шеридан.
Г' К а р: Я не могу больше ждать.
И в а н о в а: Я думала, что ваше терпение бесконечно.
Г' К а р: Поскольку пространство и время искривлены, рано или поздно бесконечность закончится там, где она началась. Как и я.

Вступив на борт Вавилона 5, Бестер оказывается в кольце сотрудников службы безопасности.
Б е с т е р: Какой холодный прием! Знаете, если это продолжится, я начну думать, что меня здесь не любят.


А Шеридан в это время обсуждает с остальными, что же им делать с Бестером: ввести ему наркотик, запереть его или дать ему возможность объяснить, почему он прилетел.
Шеридан отводит Иванову в сторону и уговаривает ее первой встретиться с Бестером: ее скрытые телепатические способности позволят ей определить, станет ли Бестер сканировать ее.

Иванова заходит в камеру Бестера.
Б е с т е р: Я ожидал капитана.
И в а н о в а: Он послал меня.
Б е с т е р: Вот как? Его чувство юмора лучше, чем я думал.
Он отпускает пару острот о том, как Иванова ненавидит Пси–Корпус, и упоминает имя ее матери, благодаря чему получает звонкую пощечину. И это помогает ему перейти к цели своего визита.
Б е с т е р: Знаете, недавно я заметил, что у нас есть общий враг. Есть старая поговорка: враг моего врага — мой друг. Не президент Кларк устроил эту заварушку — ему подсказали сделать это другие. Я не знаю, кто они такие и откуда взялись, но мне известно, что это не люди. Я слышал лишь одно имя: Тени. Предполагаю, что вам известно о них больше, чем мне, но вы, вероятно, не захотите поделиться этой информацией. Не так ли?
Бестер говорит, что Пси–Корпус тоже контролируется Тенями, что ему очень не нравится. Тени вмешались в его планы, цель которых — создание общества, контролируемого телепатами.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY