Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


„Ночной стражи” пытаются убежать, но попадают в засаду. Боггс убит, остальные схвачены Гарибальди и его людьми. Но, когда Шеридан бросается к Деленн и Ленанну, Грузило кидает кинжал. Деленн замечает это и успевает заслонить капитана, но сама она серьезно ранена. Грузило убегает, а Шеридан в ярости бросается за ним и, догнав, избивает его.
Ш е р и д а н: Хватит! Больше никакой „Ночной стражи”, никаких повязок, никакой лжи! Это моя станция! Не позволю!

Эпилог: личные тайны
Ленньер говорит Ивановой и Шеридану, что с Деленн все будет в порядке, потому что нож не задел важные для жизни органы. Шеридан хочет провести церемонию возрождения, но Ленньер говорит, что Деленн не сможет провести ее.

Шеридан заходит в Медотсек, где лежит Деленн, и Ленньер сразу жы уходит.
Ш е р и д а н: Здравствуйте, Деленн. Я подумал, что раз вы не сможете прийти на церемонию, то церемония должна сама прийти к вам. Я отказываюсь о того, что очень многое значило для меня: формы и всего, связанного с ней. До сих пор я никогда не говорил никому... Когда вас ранили, когда вы очутились в моих объятиях, я был готов задушить этого парня голыми руками. Я осознал, что никогда не говорил вам, как много вы значите для меня. Думаю, пора вам узнать об этом. Я больше не представляю своей жизни... без вас. Не... знаю, когда или как это случилось... но я рад, что это так.
Следом заходит Гарибальди. Он тоже приносит свою форму.
Г а р и б а л ьд и: Никто не знает, но... я боюсь, все время боюсь... что могу натворить что–то ужасное, если дам себе волю.
В палату заходит Иванова со свертком, в котором тоже находится форма.
И в а н о в а: Кажется, я любила Талию...
Потом появляется Франклин. Положив на столик свою форму, он говорит:
Ф р а н к л и н: Думаю... у меня проблема.
Они собираются уходить, но
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY