Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


и тьмы.

Пролог: ходячая мишень
Иванова заходит в командную рубку. Она объясняет Шеридану, что им удалось вывезти со станции всех известных членов „Ночной стражи”, а Гарибальди пытается выследить оставшихся. В рубку заходит Гарибальди, у него рука на перевязи — повредил во время нападения на станцию. Он объясняет, что большинство обитателей станции очень расстроены тем, что отрезаны все каналы связи, но Шеридан ничего не может сделать, пока Земля не откажется от захвата станции. Гарибальди спрашивает, как долго Шеридан не собирается носить форму, и капитан объясняет, что не наденет ее, пока ситуация на Земле не разрешится. Шеридан хочет сделать обход по станции.
Ш е р и д а н: Мы должны убедить всех, что полностью контролируем ситуацию. Мы не можем прятаться в своих кабинетах.
Г а р и б а л ь д и: Все же я считаю, что тебе нужен вооруженный эскорт.
Но Шеридан считает, что он сможет позаботиться о себе сам.

Деленн сообщает командирам минбарских крейсеров, что Шеридан хотел бы поблагодарить их за помощь в обороне станции. Ленньер говорит, что капитан минбарского флота хочет посетить станцию. Деленн соглашается и спрашивает Ленньера, что он думает о сложившейся ситуации.
Л е н н ь е р: Это не вопрос мнений. Что есть, то есть. Пророчество гласит, что однажды мы соединимся с другой половинкой нашей души, чтобы вести войну с древним врагом. Это мы и сделали.
Д е л е н н: Пророчества — дурной проводник в будущее. Ты понимаешь его лишь тогда, когда все произойдет. И... не все пророчества хороши. Перед нами по–прежнему тьма и пламя. Нет гарантий, что кто–то из нас сумеет выжить...

Действие первое: павшие товарищи
Шеридан обходит „Зокало”. Наверху в тени притаился снайпер. Он уже собирается выстрелить, но тут появляется Боггс, бывший сотрудник службы безопасности.
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY