Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


еще есть. А если нет...
Морелла обещает исполнить просьбу Лондо.

Зак упрашивает Гарибальди надеть повязку. Но Гарибальди в ярости:
Г а р и б а л ь д и: Это не игра! Вокруг нас ад. Он дышит нам в спину. Не окажись по ту сторону, когда он разверзнется.
Он врывается в помещение, где собрались члены „Ночной стражи”, и требует, чтобы его офицеры ушли.
Р у к о в о д и т ел ь: Мы подумали, шеф. Мы хотим знать, кто с кем. Вы с нами или против?
Г а р и б а л ь д и: Кто мы? Я считал, что мы — это все, кто здесь. Оказывается, „мы” — любой, кто гладко говорит и носит тряпку на рукаве...
Гарибальди просит всех офицеров снять повязки. Все пристыжены, но никто не решается отказаться от членства в „Ночной стражи”. Как и предсказывал капитан, Гарибальди отстраняют от должности шефа службы безопасности.

Действие третье: бунт
Г'Кар пытается объяснить Та'Лону то, что открылось ему.
Г' К а р: Ты должен понять, Та'Лон, у меня было откровение.
Т а' Л о н: Какое откровение?
Г' К а р: Наиболее важное и значимое, Та'Лон. Подобные минуты меняют твой разум,... твою душу,... твое сердце... и даже твою плоть. Так что ты превращается в новое существо. Мы рождаемся в миг понимания.
Т а' Л о н: Что же вы поняли такого, чего не понимали прежде?
Г' К а р: Все здесь, на этих страницах. Я пытался записать то, что явилось мне. Возможно, остаток моей жизни уйдет на объяснение того, что я видел в течение краткого мига. Чтобы спасти наш народ, мы должны пожертвовать им, принести в жертву себя, стать готовыми умереть тысячами и миллионам. За других. Чем больше мы сражаемся за себя, тем больше теряем самих себя.
Мы связаны, Та'Лон. Наши судьбы подобны отражениям в зеркалах. Отрицая других, мы отрицаем самих себя. И свое существование.
Т а' Л о н: И кто или что такое эти „другие”?
Г' К
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY