Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!


расследовать все случаи, которые вызывают подозрения у ее членов. Тогда встает один из офицеров.
О ф и ц е р: В таком случае, знает ли кто–нибудь, где капитан?

А в это время Шеридан дремлет в своем кресле на мостике „Белой звезды”. Ленньер уговаривает его отдохнуть в специальном отсеке, где можно поспать.
Шеридан приходит туда и встречает там Деленн. Он пытается лечь, но тут выясняется, что минбарские кровати не горизонтальны, а наклонены под углом в 45 градусов к полу.
Ш е р и д а н: Как же вы спите на этих штуках?
Д е л е н н: Это очень просто при соответствующей медитации. Потому что мы считаем, что спать в горизонтальном положении означает искушать смерть.
Ш е р и д а н: Да, если я засну здесь, я буду искушать свою судьбу... всю ночь.
Шеридан ложится, но не может заснуть. Он начинает рассказывать Деленн о том, как скучает о своем отце и родном доме. Больше всего ему не хватает стука дождя, потому что ему всегда было легче заснуть, когда шел дождь. И Деленн приказывает создать звук падающих дождевых капель. Шеридан с облегчением засыпает.

В кабинете Шеридана Маркус докладывает Ивановой о том, что происходит на границах Центавра.
М а р к у с: И, согласно нашим донесениям, они продолжают собирать флот. Мы не знаем, зачем. Возможно, они ожидают контратаки, трудно сказать. И они очень встревожены. Говорят, угроза нападения есть всегда — гигантский космический дракон, что съедает по Солнцу каждые тридцать дней. Это занудно, но чего же ожидать от рептилий...
Иванова прерывает его и говорит, что Маркус лично виновен в том, что капитан решился на эту самоубийственную затею. Иванова говорит
И в а н о в а: Черт возьми! Мне просто больше некого обвинить в этом!

Когда „Белая звезда” выходит из гиперпространства, команда перехватывает сообщение с Ганимеда: „Объект
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY