Яппаньки вам,уважаем(ый)(ая)(ое)!




Брат Эдвард расспрашивает Деленн и Ленньера о верованиях минбарцев.
Д е л е н н: Это... это очень трудно объяснить. Мы не верим в конкретного бога или богов. Скорее мы верим в то, что душа — это подходящий термин — является феноменом не ограниченным одной личностью.
Л е н н ь е р: Если я направлю на стену световой луч, вы увидите на стене светлое пятно, но стена не является источником света. Он пришел откуда–то еще. Душа в некотором роде является проекцией. Как нет света внутри стены, так и душа не существует внутри нас. Но эта... оболочка — единственный способ увидеть ее.
Д е л е н н: Мы верим, что Вселенная разумна, хотя мы никогда не сможем осмыслить это до конца. Вселенная пытается обрести смысл. Поэтому она... разбивает себя на части, вкладывая свой разум во все формы жизни... Все мы — Вселенная, пытающаяся познать саму себя.
После того как Эдвард узнает все, что его интересовало, Деленн просит его ответить на ее вопрос. Она хочет узнать, какой именно момент в христианском учении наиболее важен лично для него. В ответ Эдвард рассказывает историю об Иисусе, который провел всю ночь в Гефсиманском саду, ожидая, когда римские солдаты схватят его. Он знал, что должно произойти, знал, что может спастись, но предпочел остаться, принося себя в жертву во имя искупления чужих грехов.
Э д в а р д: Я часто думаю о той ночи. Не знаю, хватило бы у меня мужества остаться и ждать...
Эдвард говорит, что хотел бы узнать побольше о Валене.
Л е н н ь е р: Вален был величайшим из нас. Тысячу лет тому назад он пришел из ниоткуда, создал Серый Совет и принес мир нашему народу. Говорят, он был минбарцем, рожденным не от минбарца.
Сославшись на усталость, Эдвард уходит.

Под дороге в Трущобы, брат Эдвард сталкивается со странным центаврианином. Через несколько мгновений
Предыдущая Следующая 






Supported By US NAVY